Нырнули в космос — поймали человека на блесну!


На Онежском озере завершилась уникальная для России ультрамарафонская водная эстафета. Пятеро пловцов, поочередно сменяясь, проделали 140 км в открытой воде по маршруту Петрозаводск — Кижи — Петрозаводск! Эдуард Пелля, Алина Микрюкова, Кирилл Цветков, Юрий Немцов и Кирилл Мирянов находились в пути 45 часов 54 минуты в сопровождении небольшой яхты с запасами еды и оборудованием. Гидрокостюмы помогли продержаться в холодной онежской воде, а бананы и каша — не потерять сознание на палубе. Специально для «Спорта День за Днем» Эдуард Пелля и Кирилл Цветков рассказали, зачем марафонцам нужен повар, можно ли брать на борт оператора со сломанной ногой и как правильно ловить рыбу, если вокруг плавают экстремалы.

Где верх? Где низ?

— Слоган вашего супермарафона: «В 2017-м мы изменим представление о плавании на открытой воде». Изменили?

Эдуард: Меня удивило, сколько людей заинтересовались эстафетой. Казалось, это только наш старт. Для пятерых человек. Уже по ходу заплыва посыпались звонки, сообщения поддержки. Местные СМИ активно освещали эстафету. Сообщали: «Сегодня пловцы идут хорошо, но на таком-то участке им угрожает дождь...» Очень приятно. Я сам не до конца осознал, что мы сделали. Может быть, ничего. Или просто хорошо подготовились и выполнили задачу.

— Как насчет рекорда?

Э.: Мы еще не уточнили. Может, и поставили рекорд по России, просто не знаем. На самом деле нашей целью было сделать качественный старт и пережить нечто новое.

— Например?

Э.: Самое интересное — это заплывы ночью. Когда ты будто в космосе летишь, потому что вода создает ощущение невесомости, а ты в полной темноте. Мы часа два подстраивались, как плыть наиболее комфортно. Пытались подсвечивать путь пловцам прожекторами с яхты. Потом поняли, что прожекторы мешают. Оставили только огни яхты. Для безопасности у пловцов при себе был проблесковый маячок под шапочкой и спасательный буй с фонарем.

Кирилл: Если с пловцом что-то случилось и он остановился, то и буй останавливается. Еще можно руку поднять. В темноте можно крикнуть.

— При ночном заплыве мало что разглядишь вокруг.

К.: Не то слово. Даже днем на воде при большой волне дальше метра сложно что-то увидеть. Ночью же... Я плыву и понимаю: что открыты мои глаза, что зажмурены — разницы никакой. Я пытался разглядеть хотя бы небо — куда там. Сплошная чернь вокруг. Скорости не чувствуется, потому что в гидрокостюме. На лице постоянно вода — движешься ты или стоишь. Вроде бы чувствую, что гребу руками, но пройденного расстояния не чувствую. Попробовал остановиться — опять же никакой разницы в ощущениях. Говорят, когда моряк после кораблекрушения тонет в океане, то не понимает, где верх, а где низ. Мне во время заплыва совсем ничего не было понятно. Приходилось по пояс из воды выныривать, чтобы найти взглядом яхту.

— Вынырнуть в реальность.

К.: Удивительные ощущения.

Оператор в гипсе, пять мужчин на веревке

— Как вы собрали команду?

Э.: Это долгий процесс. Собирались мы около года. Я собирал сильных пловцов, потому что знал, что сам окажусь послабее, но была у меня мечта достичь чего-то в плавании на любительском уровне. Понимал, что на такое расстояние нужно брать людей, которые имеют опыт в гонках на выносливость и скорость. Алина Микрюкова не раз выигрывала соревнования в открытой воде. Живущий в Англии Кирилл Мирянов проплывает до 37 км в неделю. Третий был финн, который «откололся» в ходе подготовки, поэтому в команду влился Юра Немцов. Он альпинист и медик. Знает, как оказать первую помощь. У него всегда с собой аптечка, чтобы быстро реанимировать человека при необходимости.

— С Кириллом Цветковым мы встречались на марафонских забегах. Человек, который пробежал вокруг Исладнии, сможет выдержать плавательный марафон.

Э.: И не запаникует, если вдруг еды и воды нет!

К.: В детстве я занимался плаванием и предпочитал... 50-метровки. Кролем и на спине. «Полтинник» — предел! Для меня были черными дни стартов на 800 и 1500 м. А тренер говорил мне: «Когда вырастешь, длинные дистанции будет плыть гораздо легче, чем спринт». Я смеялся. Оказалось, он прав. В зрелом возрасте ты можешь плыть на время 1,5 км, два, три, но 50 метров я сейчас не проплыву, как в молодости.

— Лучше не думать, сколько «полтинников» вы проплыли за двое суток.

Э.: Все самое интересное началось на второй день. Команда психологически вымотана. Техника плавания сломана.

— Тошнить начинает от напряжения и качки.

Э.: Одна девушка у нас лежала с пакетиком, но не из команды, а помощница оператора. Кстати, видеооператор нам попался замечательный. Со сломанной ногой в гипсе.

— Хотели его ссадить на сушу?

Э.: Нет, он сразу уверил, что все будет нормально. Нашел себе точку опоры на палубе и снимал. Представьте себе картину. Идет наша яхта. На ней сохнут пять гидрокостюмов. Пять мужских силуэтов висят. А рядом стоит оператор в гипсе.

— Ни один пират близко не подплывет. А как насчет повара?

Э.: О да, в ходе заплыва мы поняли, что повар нужен. Жаль, что раньше не сообразили. Приходилось готовить самостоятельно, а это не так просто при качке и усталости во время заплыва. М